December 3rd, 2015

Binoche Chocolat

Напоминалка + анонс

Дорогие наши!
Не зaбывайте, что на этой неделе мы готовим любые зразы! Любые- значит с любой оболочкой и с любой начинкой. Скажем, картофельные с мясной или из солёных огурцов начинкой, или мясные с грибной или овощной начинкой. Но зразы. Но любые.



 А на следующей неделе у нас будет раунд блюд из книг современной русско-язычной литературы.

"....Рождество, — которое нигде не празднуют так весело и вкусно, как в Германии.
       Повсюду уже крутилась праздничная карусель: на Рёмере установили громадную елку, высотой со здание ратуши. Из окна нашей мансарды она видна была почти целиком, и с наступлением сумерек мерцала теплыми огоньками, рождая во мне совершенно детский, смешанный с грустью, восторг. Торговые палатки-теремки запрудили главную площадь и центральные улицы, и толпы народу спешили приобщиться рождественским угощениям. Из каждой будочки неслись волшебные ароматы: прыскали жареные сосиски всех мастей и размеров, благоухали жареные миндаль, фундук, арахис.
       И надо всем этим витал пряный шоколадный дух: выбирай любой фрукт — клубнику, банан, киви, чернослив, — у тебя на глазах это макают в горячий шоколад и выдают тебе гигантской конфетой. А чтоб не всухую, так на то гастрономические теремки перемежаются с питейными: палатки с глинтвейном, горячим яблочным вином, пивом, рейнскими винами. И — смотря по погоде, смотря, что хочется озябшей душе, — народ прикладывался то к глинтвейну, то к терпкому рейнскому, а кто — к особому баварскому пиву с чудесным названием: "Синий козел", которое тут варят специально к Рождеству.
       В деревянных резных теремках выставлены деревянные поделки; в других посверкивают елочные украшения, в третьем торгуют шапками— шарфами-перчатками. А там, дальше — свечи всех мыслимых форм и сюжетов, резные фигурки из ароматического мыла...И под звуки Jingle Bells ребятишки крутятся на карусели...И не протолкнуться на этом празднике жизни.
       Я старался улизнуть в тихие улочки. Сворачивал со Швайцерштрассе на Музейную набережную, шел мимо деликатно подсвеченных, пряничных, старинных особняков, любовался анфиладой украшенных огоньками мостов... И по Железному мосту переходил на другой берег, где продолжался кулинарный шабаш: на огромных сковородах шипели королевские креветки, в печах отдувались эльзасские пироги. И самый лучший глинтвейн я выпивал на набережной, в скромной лавочке с романтическим названием "Хижина глинтвейна". Сидел там, смотрел на мост..."
(Дина Рубина "Почерк Леонардо" )

"Ирина Михайловна устало подумала, что Кондакова, пожалуй, никогда еще не была так близка к истине. Раскутала кастрюлю, сняла крышку и - замерла, блаженно вдыхая аромат горячего горохового супа."
"- Значит, так, - сказала она, легким движением вытягивая из руки Ирины Михайловны тощую стопку сотенных. - Обед под платком. Там голубцы и борщ."
(Дина Рубина "Любка")

"...сводчатом подвале «Старого фаэтона», что на Большой Никитской, ожидая куриные крылышки на гриле и салат из свежих овощей. (Дина Рубина "Синдикат")

Я не решился без вас заказывать штрудель Анны

"Да, а в «Годовалой суке» подают великолепный марак-кубе - острый суп в котором плавает жареный пирожок..." Дина Рубина ""ВОТ ИДЕТ МЕССИЯ!"

Сонечка с умилением подкладывала Ясе на тарелку еды. Яся вздыхала, отказывалась, а потом все-таки съедала и утиную ножку, и еще кусочек студня, и салат с крабами. (Людмила Улицкая "Сонечка")

"Угощение было приготовлено особенное, рождественское. Всю квартиру, даже лестничную клетку, наполнял елочно-пряничный запах: на большом подносе под белой салфеткой лежали завернутые каждый по отдельности тонкие фигурные пряники. Елизавета Ивановна пекла их из какого-то специального медового теста, они были сухонькие, островатые на вкус, а поверху разрисованы белой помадкой. К каждой из звезд и елочек, к каждому из ангелков и зайцев прилагалась записка, на которой каллиграфическим почерком по-французски была написана какая-нибудь милая глупость. Что-то вроде: “В этом году вас ждет большая удача”, “Летнее путешествие принесет неожиданную радость”, “Остерегайтесь рыжих”. Все это называлось рождественским гаданьем.
Пряники были слишком красивы, чтобы их просто слопать, и к чаю, который устраивали после спектакля, подавали обыкновенные пироги и печенья.."

...собрала в сумки все свои новогодние заготовки, настоящую праздничную еду, даже и с пирожками, — не то что Верочкин художественный театр с полмаслинкой и листиком петрушки, — и предстала.
Не успели они разложить принесенные пироги и салаты, как снова зазвонил телефон.
Ела Фаина с аппетитом, похрустывала цыплячьими косточками: — У меня цыплятки всегда мягонькие, я их промариную сперва…
(Людмила Улицкая "Искренне ваш Шурик")


"Дядя  Сандро надел галоши,  легко  встал  и  оказался,  ко  всем  своим
достоинствам, еще и высоким, стройным  стариком,  широкогрудым и узкобедрым,
что несколько размывало иконописность  его облика и  одновременно  усиливало
дух  византийских извращений, возможно, отчасти за  счет  галош с  загнутыми
носками.
     --  Накроешь здесь, --  сказал  он жене,  переходя к столу, что стоял в
конце веранды.
     Я попытался отказаться, но дядя Сандро не пустил меня. Старушка накрыла
стол  чистой  скатертью,  потом  принесла  сыр, лобио, зелень,  хлеб, кислое
молоко в запотелых банках и чайные блюдца, наполненные пахучим медом." 
"Простодушная Маяна некоторое время хорошо смахивала мотыльков, но потом зазевалась и  свеяла со
стола вместе с бабочками лампу, жареную индюшку, несколько бутылок с вином и
тарелку с хачапури."
(Фазиль Искандер "Сандро из Чегема")

"Наступило молчание. Виктор без аппетита ковырял бифштекс и размышлял."

"Полицейский с недовольным лицом, багровый от негодования, открыл было рот, но тут в дверях караулки появился толстый сержант с обкусанным бутербродом в одной руке и со стаканом в другой.

– Рядовой Джура, – сказал он, жуя. – Почему не открываете огонь?"
А. и Б. Стругацкие "Гадкие лебеди"